Реклама
Интервью знаменитостей
Психология

Житейские истории из жизни реальных людей

истории из жизни фото

истории из жизни фото

Глупые размолвки, нелепые случайности, мистические истории все было в их жизни. Будут ли они вместе?

Когда я выхожу из дома вовремя, то успеваю на аллеях старого парка, через который лежит мой путь к метро, встретиться с совершенно очаровательными супругами почтенного возраста. Мы так часто видим друг друга, что уже стали раскланиваться при встрече.
— Ой, здравствуйте!
Не ожидал вас здесь встретить, простите, — вежливый, подтянутый, мой знакомый, приподняв шляпу, приветствовал меня на крыльце кардиологической клиники. Тот самый старичок. Нелепое слово. И ему совсем не подходит. “Елена Вадимовна в больнице”, — он произнес это так растерянно и печально…
Дорогой мы разговорились, хотя светская болтовня давалась моему спутнику с трудом. Как-то само собой вышло, что я позвала его на чай. Андрей Юрьевич, стеснительно улыбаясь, с аппетитом ел испеченный мною пирог — лучшая награда стряпухе.
— А моя Лелечка не печет.
Но в остальном — кулинарка знатная. Я так за нее волнуюсь!
— Все обойдется. Вы с ней — пример здоровой и спокойной жизни.
Гость невесело рассмеялся:
— Ну если только на этом последнем отрезке. Вообще-то наша жизнь скорее бег с препятствиями. А Леля для меня — все. Мы же с ней одной крови. Не улыбайтесь, это не пафосность. Это правда!

За минералом в глухую тайгу

Леля и Андрей были знакомы с детства: он учился с ее старшим братом в школе. Окончив геофак университета, он уехал в экспедицию, а вернувшись, едва узнал в кудрявой сероглазой красавице студентке проказливую малышку Лельку. У них закрутился сногсшибательный роман.

— Это Еленушка сейчас такая… степенная. А была просто огонь. Характер — с каким не шути! — Глаза Андрея Юрьевича наполнялись нежностью, когда он говорил о жене.

…Талантливого парня оставили в аспирантуре. Наука увлекала его так же сильно, как чувства к Леле. И все же, когда возникла необходимость в экспедиции проверить научные выводы, он собрался, не раздумывая. Леля уговаривала остаться, обижалась. Уезжал Андрей с тяжелым сердцем: любимая потребовала, чтобы он забыл о ней.

Геологам предстояло проводить изыскания в местах, которые тамошние жители называли гиблыми. Рассказывали истории о духе горы, который “блудит” путников и превращает их в зеленый дым… Но минерал, который, по расчетам Андрея, должен находиться в тех местах, был необходим стране.

…Вторую неделю не прекращались дожди, стрелка компаса то вертелась волчком, то “меняла показания” с точностью до наоборот. Лодку с продовольствием унесла взбунтовавшаяся река, но, самое страшное, пропали запасные батареи к рации. Договорились, разделившись на группы, двигаться в разных направлениях. Андрей и начальник экспедиции Петр остались вдвоем и решили на плоту сплавляться по реке…

Счастливое спасение и новая чудесная встреча

Андрей открыл глаза. Огляделся — больничная палата.

— Ну наконец-то очнулся! — Женщина в белом халате радостно улыбнулась. — А то уж говорю ей: “Что-то кровь твоя никак не приживается. Несовместимость, что ли?”

Здесь, в больничной палате алтайского поселка, Андрей узнал, что нашли его вертолеты пограничников. “А их дивчина какая-то мобилизовала”. Но вертолеты, девушки, счастливое спасение — все не имело для него значения. Андрей узнал, что лишился правой стопы. А еще узнал, что Петра с ним не было. Он вспомнил ту минуту на плоту перед огромными порогами, когда “батя” сказал: “Если что, позаботься об Ирке с пацаном”.

У Петра полгода назад родился сын, поэтому и жены его, геофизика, не было в партии.

Еще одним ударом было письмо от приятеля: “Леля родила ребенка и уехала. Говорят, к мужу. Давненько ее не видно”. Лучше бы их не читать.

…Андрей уже год работал в другом городе, жил с Ириной и ее сыном — то ли друг, то ли брат… Предложение Ирины показалось ему безумием: расписаться и усыновить Димку, чтобы — это не укладывалось в голове — ее взяли в партию. Экспедиция шла туда, где погиб Петр. Андрей три дня убеждал, уговаривал, кричал. Но когда Ирина объявила, что отдаст Димку в детдом, но поедет в экспедицию, Андрей сдался.

Ира не вернулась из экспедиции… Андрей защитил диссертацию, преподавал, но немного. А как иначе — он был отцом-одиночкой. Свинка-ветрянка, утренники… И ждали папу и маму — ведь они умные и смелые и обязательно вырвутся из плена духа горы, который их поглотил.

…В последнее дошкольное лето парни — так Димка назвал себя и Андрея — решили попутешествовать. Съездили на море: лазили по горам, купались. А на обратном пути заехали в столицу: Андрей больше пяти лет не видел свою маму.

Он сам не понял, как оказался в этом дворе. Зачем? Лелька давно уехала. Он не спешил нажать кнопку звонка, раздумывал — может, и не стоит? И тут дверь распахнулась. На пороге стояла Леля. Все такая же — глаза в пол-лица, непослушные кудри. Андрей опешил от неожиданности. И она замерла. Потом, отступив вглубь прихожей, жестом пригласила войти.

— Мама, кто это? —
Из комнаты вприпрыжку выбежал парнишка ростом
с Димку. Неожиданно светловолосый, только серыми глазами в мать.
— Я Андрей, а это Дмитрий.
Леля вздрогнула, а сын ее
звонко объявил:
— И я Дмитрий!
Мальчики смотрели мультики, а Леля и Андрей сидели на кухне. Почти ничего не говорили. Леля достала бутылку коньяка, нарезала сыр — все молча. Андрей столько раз представлял эту встречу! Но сейчас не мог спросить ни о чем. Наконец выдавил:
— А муж скоро вернется?
— Мы живем с сыном. — Леля старалась говорить спокойно, даже безмятежно, опасаясь, что он заметит, как у нее дрожат руки.
В кухню вбежали мальчики.
— Мама!
— Андрей!
Оказалось, в комнату влетела бабочка, и ее срочно надо было спасать, пока она не попала в когтистые лапы кота.
— Почему Андрей, а не папа? — Помогая ловить красавца махаона, Леля наконец задала мучивший ее вопрос.
Димка выпалил:
— Так папа и мама у духа горы!

Неожиданное открытие

За чаем с конфетами мальчишки болтали без умолку. А Леля и Андрей опять молчали.
— А мой папа тоже геолог, он ищет редкий минерал, поэтому его нет с нами, но это тайна. — Сын Лели больше не мог выносить хвастовства этого противного Дмитрия.
Андрея внезапно осенило. Нет, этого не может быть!
— Как же мы будем называть мальчишек? — спросил он, когда те снова убежали в комнату. — Дима и Митя?

Взрослые дети: один — мореход, другой — физик

— А как же минерал? — робко вставила я, когда Андрей Юрьевич, задумавшись о чем- то, прервал рассказ.
— Мы все-таки его нашли. Брать меня в партию никто не хотел — я же с протезом. Но я не мог не пойти туда. И вот выходим мы к зимовью — снег метет, а на заимке печка, обед, баня. И Лелька с мальчишками! Спрашиваю, как узнала, где именно мы в тайге, а она: “Мы же с тобой одной крови!” Да, это Леля была той дивчиной, что пограничников подняла. И кровь ее мне влили. А когда узнала, что жизнь моя вне опасности, уехала. Потом уже призналась, что в бреду я бормотал: “Ирину не брошу”. Она ж не знала, что это я “бате” клятву давал. Ох, это из-за меня Еленушка сердце подорвала. Не мог я сидеть на месте! А она ждала.
И Димки хороши: один — мореход, другой — физик, но все по горам скачет!

Лицо Андрея Юрьевича светилось такой любовью к своему семейству, что я невольно расплылась в улыбке.
А он, залихватски подмигнув мне совсем по-мальчишески, закончил свой рассказ:
— Мы еще пошумим! А вы говорите — спокойная жизнь…

Читайте так же:
Оставить комментарий