Реклама
Интервью знаменитостей
Психология

Анастасия Волочкова. Последние новости из ее жизни

anastasiya-volochkova1Анастасия Волочкова бросила вызов и поплатилась за это. «Я даже не ожидала, что начнется такая травля», — со слезами на глазах говорит балерина.

Она снялась обнаженной и выложила эти фото в Сеть. Дала резкий отпор церковному деятелю, предлагающему ввести православный дресс-код для женщин, заявив: «Не делайте из нас целок македонских!» Наконец, со скандалом вышла из партии власти, в порыве чувств отозвавшись о ней матом. Реакция последовала незамедлительно: Волочкова стала персоной нон грата на российском ТВ. Во всяком случае выпуски программы «Пусть говорят», посвященной 35-летию балерины, и ток-шоу «НТВ-шники» с ее участием тут же сняли с эфира.

«НАШИ ПУТИ РАЗОШЛИСЬ»

Настя, вы одна из немногих, кто открыто критикует «касту неприкасаемых»: сначала Большой театр, теперь церковь и партию власти. Не страшно?

Я всего лишь высказываю свою позицию, почему я должна бояться? Если говорить об инициативе протоиерея Всеволода Чаплина с дресс-кодом, да, я действительно достаточно резко высказалась по этому поводу. (Согласно идее Чаплина, женщинам не подобает появляться в общественных местах в открытых платьях и мини-юбках).

Поймите, я вовсе не против церкви — у меня есть свой духовный отец, посещаю храм. Но я считаю, что, прежде чем указывать людям, как им одеваться, святым отцам следует обратить внимание на себя! В церкви сейчас слишком много политики. И, извините, «экономики»: у батюшек все руки в перстнях, а обычный верующий должен платить за то, чтобы о его близких помолились… К сожалению, у нас сейчас вообще теряется вера, и не только в Бога.

Что же касается партии «Единая Россия»… Я состояла в ней 7,5 лет, и за это

время, поверьте, можно принять для себя решение, оставаться в ней или нет. Но я никогда не думала, что оставить ряды партии — это, оказывается, такое преступление. А началась настоящая травля. Но если ее лидеры считают, что, убирая меня со всех каналов, мне можно таким образом мстить, то это лишь характеризует саму партию.

Зачем же вы в нее вступали?

Знаете, в 2003 году это движение только начиналось. У партии была идеология, которая была направлена на поддержку материнства, на увеличение рождаемости, было много пунктов, связанных с детьми, финансирование школ дополнительного образования. Все это было мне очень близко. При этом я никогда не нуждалась ни в чьей поддержке: меня уже тогда знали в лицо, могла приехать с концертами в любой регион и пригласить на свои выступления ребятишек из детских домов, интернатов. Но когда предлагала лидерам партии конкретные проекты, они лишь отмахивались от них. Заниматься имитацией бурной деятельности я не привыкла, вот поэтому я и ушла из «ЕР». Жалею лишь о том, что не получилось сделать это тихо… Вообще я неудобный человек, потому что всегда говорю правду. Но, на мой взгляд, иметь свою позицию в жизни — это огромное достоинство.

СТРАШНА В ГНЕВЕ

Вы сказали, что вас обманом заставили подписать письмо в поддержку приговора Ходорковскому. Интересно, как вас можно заставить что-то сделать?

Это очень некрасивая история. Письмо мне принес человек из властных структур, и в нем не было имени Ходорковского. Идея письма заключалась в том, что люди, ворующие у народа, должны нести ответственность. Если честно, я бы и сегодня подписала такое письмо — уж больно много воришек развелось. Но когда позже я увидела в Интернете это письмо с именем Ходорковского, я поняла, почему против меня ополчилось полстраны. Откровенно говоря, я ни сейчас, ни тогда не «за» и не «против» Ходорковского. Я не знакома с этим человеком и не знаю всей подоплеки конфликта, который у него случился. Но мне как женщине его по-человечески жаль. Мне кажется, что он долго отсидел и есть люди, которые должны быть на его месте. У него есть жена, мама, дети, и хочется сказать: «Отпустите его к семье». Вот и все.

Несмотря на страсти вокруг ваших резких высказываний, внешне вы пребываете в поразительном спокойствии. Это что, ваше оружие возмездия?

Вообще я очень добрый человек. Часто говорю себе: «Надо сохранять спокойствие, ведь Бог на моей стороне». Но когда меня незаслуженно обижают и оскорбляют, когда чувствую острую несправедливость, то меня охватывает гнев, и вот тогда молчать я уже не стану. Когда меня на глазах у всех выгоняли из Большого театра, я в одиночестве защищала свою честь и достоинство. И доказала в суде, что меня уволили незаконно, раскрыв всю подноготную: ну не может богатенький дядька, исходя из личных отношений с балеринами театра, решать, какая из них нужна в театре, а какая нет! А знаете, что явилось одним из поводов для моего увольнения? Директор Большого объявил, что я большая и толстая и, мол, никто из балетных артистов не в состоянии меня поднять. Не поверив своим ушам, мне позвонили западные журналисты, когда я с мамой ужинала в ресторане, и попросили разрешения меня обмерить. Приехали и мерили на глазах у всех — причем даже не линейкой, а рулеткой! Я сидела и плакала. Но впоследствии мои обидчики ответили за эти мои слезы.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ?

Настя, вы ведете себя как бунтарка. Неужели хотите совершить переворот?

Я не собираюсь протестовать, а тем более учинять перевороты. Но донести до людей происходящее я обязана. В период моей борьбы с Большим я призвала директора театра к ответу за самоуправство. И доказала миру, что он неправ. Я не воюю — лишь защищаю себя, если происходит несправедливость.

Итогом вашей борьбы стали две телепрограммы, снятые с эфира. Как думаете, что будет дальше?

На самом деле от телевидения меня отстранили еще раньше. Мой сольный концерт в Кремле тоже запретили к показу, и он до сих пор пылится на полке «Первого канала». Но ведь не партия сделала меня известной балериной, не она помогала моему становлению как личности. Я стала той, кем стала, благодаря труду, моим родителям, педагогам.

Конечно, было бы наивно полагать, что все ограничится только моей «отставкой» на телевидении, но я уже привыкла к нападкам — они заставляют меня еще яростнее сопротивляться и самосовершенствоваться. Возможно, мне попытаются «перекрыть кислород» и на концертных площадках, но, к счастью, я давно не имею отношения ни к Большому, ни к Мариинке. Организовала собственную структуру — Театр Анастасии Волочковой. У нас, правда, нет пока своего здания, но зато есть имя и свой зритель. И я счастлива от того, что могу ездить по всему миру с командой единомышленников и никто из них не сделает мне подлянку и не будет дышать в спину.

 

 

Читайте так же:
Оставить комментарий