Реклама
Интервью знаменитостей
Психология

Отдай моего сына

JiswYBXwZcwПодруга была мне как сестра, всегда готова помочь. Но ее помощь стала моим проклятием. Наконец-то у меня появился ребенок! Впрочем, мама у него теперь одна…

Мария, 34 года

Машка, — тихо позвал меня Сережа.

Я лежала, свернувшись клубочком и отвернувшись к стене. Горе придавило меня, раздавило, как букашку. Никого не хотелось видеть.

— Маш, ну прости, — настаивал муж на разговоре. — Я тоже очень хочу ребенка. Но… — он сделал паузу, — нашего, понимаешь? Чтоб похож был, и вообще с нашими генами.
— Сереж, ну убей меня тогда! — взорвалась я. — Не получаются у нас гены!
— Тише, Машуня, — успокаивал он меня. — Еще получатся. Мы ведь молоды, да и времени достаточно.
— Ты не слышал, что сказал врач? — едва сдерживала я рыдания. — У меня никогда не будет детей! Никогда! Три выкидыша и внематочная — вот мои дети. Все… А ребенок из детдома может стать нам родным.

— Не может, Машенька. Я все понимаю, но не могу… Прости меня…

Утром Сережа тихо ушел на работу, не разбудив меня. Мы не поссорились, нет. Просто… Мне было все равно. Надо отдать должное мужу — он чувствовал мое настроение и не требовал внимания. А я осталась дома. Абсолютно законно. У меня был больничный.

Последняя неудачная беременность подкосила не только здоровье, но и душу. Я была истощена физически и морально. Шлепала по квартире в тапочках, и хотелось одного — исчезнуть. Я чувствовала свою ненужность. Зачем миру мое присутствие, раз нет возможности совершить главное предназначение женщины — быть мамой?!

— Как ты? — прозвучал взволнованный голос мужа в трубке мобильного.
— Никак, — ответила я утробным голосом и, тяжело вздохнув, замолчала. Сережа тоже молчал, потом что-то спросил, но разговор не клеился. Я выключила телефон. Через минуту снова затрещал звонок. Я разозлилась:
— Да сколько можно? Что ты еще хочешь узнать? Мне плохо! — прокричала я.
— Маш, ты чего? — раздался голос подруги.
— А, Сашка, — протянула я. — Извини, сорвалась, думала, Сережа опять звонит.
— Понятно, — ответила она. — Так случилось-то чего? Опять?
— Опять, Сашенька, — ответила я и заплакала. — Ничего не получается.
— Я сейчас приеду! — сказала она. Сашка… Моя лучшая подруга и самый близкий человек. Почти сестра.

Мы дружили столько, сколько я себя помнила. Жили в одном доме, ходили в один садик, а потом и школу. Она была не такая, как все, и это меня привлекало. Еще с детства ее интересовало то, о чем обычный ребенок даже не задумывается: есть ли у растений душа, могут ли животные плакать и тому подобное. Сашку считали блаженной. Она всегда спешила всем на помощь и слыла общепризнанной жилеткой. Многие над ней потешались, а я защищала.

Спустя полчаса подруга стояла на пороге, держа в руке букет цветов из воздушных шариков. На лице у нее красовался клоунский красный нос.

— Чудо ты гороховое! — засмеялась я.
— Что и требовалось доказать! Пациент скорее жив! — весело ответила Сашка.
— Чай или покрепче?
— Покрепче! Давай кофе с коньяком. Хочу согреться. На улице просто бр-р… — пожаловалась она. Пока подруга выпутывалась из зимних одежек, я пошла варить кофе.
— Рассказывай, — Сашка взяла чашечку и приготовилась слушать.
— Что рассказывать? Ты ведь все знаешь. Я никогда не стану мамой…
— Никогда не говори «никогда»!
— Ой, Саш, перестань, — остановила я пламенную речь подруги. — Иногда бывает именно никогда. Я устала надеяться. Только не говори, что надежда умирает последней! — попросила ее.
— Не скажу, — согласилась она. — Неужели нет никакого выхода?
— Был один, — задумчиво покачала я головой. — Взять ребенка из детдома. Но Сережа не соглашается.
— Я его понимаю… Не каждый сможет.
— Ой, Сашенька, прости меня! — воскликнула я поспешно.

Подруга знала, о чем говорит. Она была сиротой, и ее тоже взяли на воспитание. Мы — дворовые дети — долго об этом даже не догадывались, пока «добрая» соседка не оповестила всех.

Это был настоящий удар для маленькой Саши. Она любила родителей, которые оказались ей неродными. Потом история как-то утряслась, но дразнили ее долго. Я, как могла, отбивалась от ее обидчиков. А Сашка еще глубже ушла в себя, увлеклась живописью и все время что-то рисовала.

— Перестань, Машунь! Все давно отболело. И зачем мне гневить Бога? У меня были замечательные родители.

Я мысленно ругала себя последними словами. Вот взяла и напомнила подруге о ее душевной ране.

— Прекрасные! — согласилась я.
— Да, — Сашка почесала лоб. — Только рано покинули меня. И родные, и приемные — все умирают…
— Но ведь у тебя есть я!
— Ты — есть. И Сережа. Самые близкие, — призналась она и улыбнулась. За нашими разговорами я не услышала, как пришел с работы муж.
— Сашка, привет! — поздоровался он.
— Хорошо, что ты пришла. Может, у тебя получится расшевелить Машу.
— Не надо меня шевелить. Все хорошо.
— Маш, давай обсудим кое-что.
— Я пойду тогда, — сказала Саша.
— Нет, останься. Ты ведь как сестра. В общем, так. Я сегодня узнавал подробности суррогатного материнства. Это вполне реально. Что ты думаешь?
— Пока ничего, — я была ошарашена.
— Агентство подыщет нам женщину, которая выносит нашего ребенка.
— Но… Это ведь безумно дорого…
— Машунь, ребенок и ты — бесценны для меня. Деньги — моя забота.

Я не могла вымолвить ни слова. Эмоции обрушились на меня, не давая мыслям определиться.

— Давайте я буду суррогатной мамой. Мы одновременно посмотрели на Сашу, не веря тому, что она сказала.
— Ты? — только и выговорила я.
— А почему нет? Я здорова, не замужем, вредных привычек не имею. И вы мне как родные, — бодро объяснила она.
— Не знаю…— пожала я плечами и посмотрела на мужа, но он соображал намного быстрее.
— Сашка! Это ведь здорово! Ты будешь, как бы тетей! И на деньги откроешь наконец мастерскую!

Процедура прошла успешно. Саша плохо переносила беременность, и я предложила жить у нас. Вначале все шло хорошо, но потом я стала замечать, что Сережа постоянно находится рядом с ней. Менялась и Саша. Она все время поглаживала живот и разговаривала с малышом. Я ревновала и не могла это скрыть.

Не выдержав, устроила мужу сцену:
— Почему ты крутишься возле нее?
— Не возле нее, а возле нашего ребенка, — ответил он. — Что с тобой, Машунь?
— Ничего, — буркнула я. — Только у меня чувство, что она — твоя жена.
— Она носит нашего малыша. А моя жена — ты… — Он поцеловал меня.

Но тревога не проходила. Наконец наступил день родов. Мы едва дождались выписки и понеслись в больницу.

— Принимайте наследника, папаша! — радостно сказала медсестра.

Сережа осторожно взял драгоценный сверток, а я забрала документы.

— Почему Тимофей?! — воскликнула я.
— И почему с твоей фамилией?!
— Ой, Маш, прости! Роды были тяжелые, и пока я лежала в реанимации, врач взял мой паспорт и так записал.
— Но ведь мы хотели назвать Димой!
— Маш, ну Тима или Дима — какая разница, — примирительно сказал муж. — А фамилию поменяем. Домой?
— Конечно, — ответила я.
— Машунь, я думаю, пусть Саша поживет еще у нас. Все-таки грудное молоко лучше смесей. И она восстановится.

Я скрипнула зубами от злости, но согласилась, и мы отправились домой. Через месяц я решила поговорить с подругой. У меня больше не было сил наблюдать, как она себя ведет. Саша настойчиво отстраняла меня от забот о малыше и ухаживала за ним как мама.

— Саша, извини, но, по-моему, тебе пора к себе. Спасибо за все, но это наш малыш, — быстро сказала я.
— Я не могу, — тихо ответила подруга и зарыдала.
— Машенька, я не отдам сына…
— Как?! Что значит не отдам?! Это мой сын!
— Нет, мой, — тихо, но твердо заявила. Я дождалась с работы Сережу и все ему рассказала. Он сидел, склонив голову, и молчал. А потом проговорил:
— Маша, мне ее жалко. Пойми, просто жалко. Ведь у нее никого нет.
— Она сама предложила! Сережа, я — мать! — зарыдала я навзрыд.
— И она тоже мать. Никто не знал, что это будет так тяжело. Я поговорю с ней, — сказал муж.

Не знаю, как он убедил Сашу, но в этот же день она съехала. Прощание было невыносимым. Плакали все.

Жизнь наша непоправимо изменилась. Теперь у нашего ребенка две мамы. Только на такое условие согласилась подруга. Немного непривычно для общества, но нам всем так легче. Хотя, если честно, у меня все так же сжимается сердце, когда Саша приезжает к нам и играет с малышом. Но я молчу. Ведь это был мой выбор, и я не знаю, как выпутаться из западни…

К Вашему вниманию удобный и интересный манеж детский. Самые выгодные цены здесь. Рекомендуем посетить!

Читайте так же:
Оставить комментарий

*