Реклама
Интервью знаменитостей
Психология

Татьяна Устинова. Интервью, личная жизнь, семья

 

303578C тайнами Татьяна дружит с детства. В ее доме, например, что в подмосковном Кратове, часто вспоминают о прабабушке, которая, начитавшись Чернышевского, подобно Вере Павловне открыла в Сарове швейную мастерскую. О тарелке золотых украшений, которую прабабушка отдала дочери в приданое. Ее «проели» в войну, спасая детей от голода.

«ДАВАЙ Я НА ТЕБЕ ЖЕНЮСЬ»

Так вот, незабвенная бабушка считала, что у девочки должно быть хорошее базовое образование и приличное место работы. А что может быть лучше НИИ в плане среды, зарплаты и безопасности? Поэтому бабушка настаивала на техническом образовании. Потом она заболела и стала угасать. Будущей писательнице ничего не оставалось, как выполнить последнюю волю любимого человека. И она поступила на физтех.

Татьяна, и как чувствовала себя книжная барышня «во вражеском стане»?

Ужасно. Во-первых, сама учеба, а во-вторых, контингент… Кто учился в МФТИ? Сплошь молодые гении, занятые только наукой. Тоскливые, унылые люди, из которых потом вышли блестящие бизнесмены, политики, ученые.

Вы были единственной девушкой на курсе?

На курс всегда набирали шесть барышень. Но никто к нам ни возвышенно, ни как-то по-мужски не относился. Мы должны были на том же уровне, как и они, гении, «просекать» физику, а если мы «просекали» хуже (я вообще делала это очень плохо), то они нас искренне за это не любили.

И тем не менее один из гениев стал вашим мужем?

Да, Женя — стопроцентный гений. Он был гордостью института. Его фотографиями с унылой носатой физиономией были завешаны все доски почета. Когда я с ним познакомилась, он был аспирантом первого года и среди студентов слыл «живой легендой». После Жениной защиты его научный руководитель сказал мне доверительно, что если он останется в науке, то станет нобелевским лауреатом.

Какой же такой формулой любви вы зацепили «гордость института»?

А «гордости» нужно было остаться в Москве. Аспирантам никаких общежитий не давали… Тут «гордость» и женилась на мне. Причем, когда я рассказываю о том, как он мне делал предложение, никто не верит. Он подошел ко мне и сказал: «Давай я на тебе женюсь». Я говорю: «Давай».

Авантюрно, нечего сказать…

Конечно, в 23, когда голова включается, так замуж не пойдешь. Но мне было 19, на тот момент меня бросил любимый, а тут ась — и «гордость»! Причем это анекдот был, а не парень. Вечно короткие брюки, руки, торчавшие из рукавов куртки. Да и внешность такая стопроцентно европейская, то есть никакая: длинный нос, водянистые глаза, бесцветные волосы, зализанные на одну сторону. Это сейчас мне кажется, что он красавец необыкновенный, а тогда… ну, красота была — просто страшная сила!

РАЗВОД И ДЕВИЧЬЯ ФАМИЛИЯ

Еще совсем недавно слухами о предполагаемом разводе «королевы детектива» пестрели многие издания. Однако Устиновы сумели преодолеть все «кризисы среднего возраста» и сохранить свой брак. Каких усилий это стоило, знают только они…

Вы стали знаменитой. С этого начался разлад в семье?

Дело даже не в популярности, а в том, что у меня на 180 градусов поменялась жизнь. Мне нужно было работать 20 часов в день, и я говорила: «Я буду работать 20 часов в день, а вы все хоть провалитесь. У детей есть бабушка и няня, у тебя есть машина, работа и ужин. Я не могу идти с тобой на Кратовское озеро и раздавать автографы».

Ультиматум какой-то. И что же муж?

А он мне говорил: «Ты видишь, все рушится, все плохо, мы не общаемся». Но я ему не верила и чего только не придумывала в свое оправдание: мол, я расту, а он нет. И так продолжалось, наверное, года два. Кризис был вялотекущим, но очень тяжелым. У нас даже дети перестали смеяться…

Они видели, что происходит что-то не то?

Конечно, они же не идиоты. Младший, Тимофей, вообще чувствовал себя очень плохо. Это классика жанра, когда ребенок рисует картинку коричневым и черным фломастером. Солнышко — черное, домик — коричневый, кошка — черная. Вот это все у нас было.

АРИСТОТЕЛЬПОДЛИЛ МАСЛА В ОГОНЬ

Кто поддерживал вас в этот непростой период?

Если бы не моя семья, сестра Инна, я не знаю, чем бы все закончилось. Недовольство тем, что мама опять повесила старые шторы вместо новых, крики: «Вы все мне надоели, и пошли вы к чертовой матери» — свойственны нашей семье, как и любой другой. Но у нас есть совершенно железная основа, на чем, собственно, все стоит: что бы ни случилось, я всегда на твоей стороне.

Инна потратила на меня столько времени, сколько это все продолжалось. Я приезжала к ней домой, она мне накрывала завтрак, и до двух часов дня мы разговаривали, и так изо дня в день. Потом она поехала со мной отдыхать в Турцию. Но в этой самой Турции я каждый день часами рыдала и говорила ей, что жизнь моя кончилась, что все ужасно.

Как же все-таки вам удалось выбраться из этого тупика?

Во-первых, в какой-то момент стало очевидно, что ни я, ни муж не хотим разводиться. Во-вторых, стало понятно, что моя жизнь потеряла без него всякий смысл. Это звучит пафосно, но это правда. Было убеждение, что мне так хорошо живется потому, что я очень легкий в общении человек,

умею придумывать себе какие-то праздники и развлечения. Но, когда я удалила Женю из своей жизни, неожиданно оказалось, что я тут ни при чем, что вся эта радость жизни и происходила оттого, что мы были вместе. И у нас началось возвращение к себе.

Вы стали предпринимать шаги к сближению?

Я улетела по делам в Питер и пробыла там долго, недели три. Был страшный мороз, я сидела в гостинице, писала книжку, и Женя вдруг прилетел ко мне. Мы прекрасно провели выходные. Гуляли по Питеру, городу его юности, и он мне рассказывал, как Монферран устанавливал колонны у Исаакиевского собора… Это было счастье. Потому что Женя — человек совершенно блестящий, и вот это ощущение восторга у меня никогда не повторяется ни с кем другим. А потом уже все стало понемножку выправляться.

Но ведь ситуация фактически не изменилась, вы так же много работаете, летаете в командировки…

Мы оба сейчас стараемся не повторять прежних ошибок. Но это не значит, что мы перестали спорить. Вот сегодня, например, с утра нас разобрало по поводу Аристотеля.

И чем же вам не угодил старик Аристотель?

Да вот Женя заявил, что по-настоящему имеют вес и ценность только фундаментальные технические науки, а все остальное — ужасное словоблудие. «А как же мыслитель Аристотель, создавший современную науку?» — возмутилась я. На что муж ответил, что грек занимался философией только потому, что ему не хватало способностей заниматься физикой! И наша семейная лодка чуть было опять не дала течь…

Вам нужны срочно палатки для проведения мероприятия? Рекомендуем выгодно взять в аренду палатки у проверенных поставщиков. Сотрудничеством и ценами Вы останетесь довольны на 100%!

Читайте так же:
Оставить комментарий

*