Реклама
Интервью знаменитостей
Психология

История из жизни семейное пары. Робин Гуд возвращается

93553328Я с остервенением рылась в шкафу. «Господи, да где же она?!» — злилась, пытаясь в сотый раз разгрести завалы одежды. В ответ на мое шипение с треском оборвалась вешалка…

— Ира, что случилось? — услышала я за спиной испуганный голос мужа.
— Вселенная против меня! — ответила я, выползая из недр шкафа.

Виталик, сдерживая смех, снял с моей головы красный бюстгальтер.

— Ничего так шляпка, — констатировал он, давясь от смеха. — Тебе к лицу.
— Ты не так уж и не прав, — съязвила, не удержалась. — Скоро мне придется носить вместо платья — халат, вместо юбки — кухонный фартук, а на ноги одевать чешки.

Но ты рано радуешься! Тебя, кстати, тоже может постигнуть такая участь.

— В чем все-таки дело, Ириша? Какая муха тебя укусила? — заволновался он.
— Тут не муха, любимый. По-моему, не обошлось без потусторонних сил или, на крайний случай, какого-нибудь домовенка Кузи.
— Ты объяснишь мне, что стряслось?! — похоже, муж стал терять терпение.
— Если серьезно, — начала я, — то в нашем доме творится что-то неладное. Уже пару недель как я стала замечать пропажу некоторых вещей.

Вчера не смогла отыскать любимый спортивный костюм. Подумала, что засунула куда-то и забыла. А раньше, собираясь в бассейн, не нашла резиновые шлепанцы. А теперь вот ветровка… Ну, летняя зелененькая, помнишь? Там еще на рукаве заплатка в виде желтого цветочка. Я в метро зацепилась за чью-то сумку, и пришлось заклеить дырку.

По сосредоточенному лицу мужа поняла, что не помнит.

— Хорошо, — Виталик попытался сместить акценты, чтобы скрыть безразличие к моему гардеробу. — Почему ты уверена, что вещи пропали?

Я заметила его стратегический ход по изменению темы разговора, но решила, что пока не стоит штрафовать мужа за равнодушие к внешнему виду жены. Оставлю на десерт. Как-нибудь потом при случае вспомню…

— Уверена, потому что я еще не сошла с ума и память у меня отличная.
— Насчет памяти — не спорю. Но, дорогая, о порядке в доме ты вспоминаешь только перед большими праздниками или перед приходом гостей. Генеральная же уборка у нас проводится исключительно для твоих родителей. Ты злой, — фыркнула я, но спорить не стала, ведь это было правдой.

— Может быть, — согласился муж, даже не пытаясь опровергать мое заявление.
— Значит, ты не отрицаешь, что могла собственноручно потерять, перечисленные вещи в дебрях своего гардероба?
— Воздержусь от ответа, — сказала я. — И вину свою не признаю!
— Ладно, — мстительно ухмыльнулся Виталик. — Тогда будем проводить следственный эксперимент. — И пошел к шкафу. С криками: «Не трогай!» я прыгнула ему на спину. Главное — не дать супругу рыться в моих вещах. Ведь после его ревизии я обычно остаюсь с уполовиненным гардеробом. Виталя любит выбрасывать «хлам», как он называет потертые, но любимые вещи.

— Ира, я не стану потрошить твои наряды. Просто посмотрю свежим взглядом. А ты пока свари кофе, ладно? — миролюбиво сказал муж.
— Честно? — строго спросила я.
— Честнее не бывает, — уверил он. Кивнула и отправилась в кухню. Кофе шипел в турке, а я подошла к окну. И вдруг увидела на улице…
— Виталик!!! — закричала истошно. Муж за секунду очутился рядом.
— Ты чего так орешь?
— Смотри! — возбужденно махала я руками в сторону окна.

Виталик выглянул на улицу. Я схватила его голову и повернула в нужном направлении. Наконец, он увидел.

— Так это же… Твой спортивный костюм? — проявил он чудеса дедукции.
— Да! Да! И на ком?! Это же тетя Наташа! Наша дворничиха! — я подпрыгивала на месте от удивления.

Дальше мы вдвоем, не сговариваясь, выскочили на улицу и побежали на опознание моего костюма.

— Здравствуйте! — выдохнули мы с Виталиком, запыхавшись от бега.
— Доброе утро, — с достоинством ответила дворничиха, не переставая старательно подметать асфальт.
— Скажите, тетя Наташа, а откуда у вас такой красивый костюм? — спросил в лоб Виталик.
— Нравится? — она любовно расправила курточку. — Это мне подарили. Да еще так оригинально! Представляете?
— добавила хвастливо. — Подбросили под дверь! Не иначе как поклонник!

Я заморгала от изумления и взглянула на супруга, требуя объяснений. Но он продолжал допрос тети Наташи.

— А когда и как это произошло?
— Да позавчера, — охотно делилась она своим секретом. — Выхожу утром из квартиры, а под дверью кулечек.
— Ладно, спасибо, — сказал муж и потянул меня за руку.
— Почему ты не потребовал мой костюм обратно? — возмутилась я беспечности Виталика. — Я думала, мы его заберем!

Я выглянула в окно и увидела дворничиху в своем спортивном костюме! Откуда?!

— Купим новый. Главное — не в этом. Я, по-моему, знаю, откуда ноги растут… Дома он выложил свою версию происходящего. Сначала я не поверила, но потом все стало проясняться.
— Помнишь, мы смотрели передачу о том, что наше государство вынуждает работать людей и после пенсии, чтобы хоть как-то выжить?
— Да, что-то припоминаю… — Я напрягла память, выуживая события трехнедельной давности. — И что?
— Мы возмущались? Комментировали?
— Конечно! — кивнула я.
— Говорили о том, что учителя получают меньше дворников, а в дворники идут пожилые люди, чтобы прокормить семью и помочь детям? — спросил муж.
— Да! — снова кивнула и добавила: — А еще я сказала, что убирать улицы — это тяжелый труд. Вставать засветло, подмести несколько дворов, убрать в подъездах. А зимой? И в дождь, и в снег, и в жару… Ладно, я отвлеклась. Так что?
— Ира, не тупи, — проворчал Виталик.
— Хочешь сказать… — до меня дошло.
— Вот именно, — удовлетворенно улыбнулся он. — Кто рядом с нами сидел?
— Кирюша… — выдохнула я.
— Что ж, теперь все ясно. Когда там наш Робин Гуд из школы придет?

Я взглянула на часы. Ждать не пришлось. Хлопнула входная дверь. Мы выскочили в прихожую. Девятилетний сын удивленно взглянул на нас.

— Мам, пап, привет! — сказал он.
— Как там погода? — брякнула вдруг я.
— Ничего. Весенняя. Тепло. А вы чего? Сынок, видимо, что-то почувствовал, потому что стал пятиться к двери, прикрывая руками «место для воспитания».
— Не бойся, — сказал супруг. — Бить не будем. Но ты нам все расскажешь.

У Кирюшки забегали глаза.

— О чем? — надеясь на чудо, спросил он.
— О твоем подарке тете Наташе, нашей дворничихе, — произнесла я.
— Я хотел, как лучше, — заныл сынуля.
— Ну, это понятно, — согласился муж. — А получилось, как всегда? — Видя, что ребенок не понял шутки, продолжил: — Ты не ной. Мы просто разговариваем.
— Обещаете, что не будете ругать? — молящим голоском пропел Киря.
— Угу, — промычал Виталик, едва себя сдерживая. — Давай, выкладывай.
— Ну, это… — начал свой рассказ Кирюха. — Вы ж сами учили меня помогать людям. А потом та передача… Мне так стало жалко тетю Наташу! Ей ведь уже шестьдесят два года, а она все работает. И сын у нее пьющий, знаете ведь Кольку. Она зарабатывает, а он отбирает и пропивает. Потом пару дней назад выхожу утром в школу, а она подметает дорожку у подъезда, и на ней такой рваный халат! Мне стало грустно. Я тихонько взял твой костюм, мама, и подложил ей под дверь.

— Но почему мой костюм?
— Ты ж сама жаловалась, что он тебе надоел и нужно купить новый. А этот выбросить на помойку… — всхлипнул сын.
— А меня спросить не надо было?
— Я побоялся, что ты не разрешишь. Ты вон как на папу кидаешься, когда он разбирает твой шкаф, — пролепетал Киря.

Мы нашли воришку. Им оказался Кирилл! Наш сын благородно раздавал мои вещи.

— Ну, ты это зря… — Я не нашлась, что возразить и умоляюще взглянула на мужа.
— Ладно, с этим разобрались. А куда делись мамины шлепанцы и ветровка? Кирюшка еще ниже опустил голову.
— Не знаю… — еле слышно сказал он.
— Не врать! — рявкнул Виталик.
— Ладно, скажу, — обреченно вздохнул сынуля. — Их я тоже отдал.
— Кому?! — Мне было жалко ветровку.
— Кате из класса. Мы дружим. — И покраснел. — А папа их бросил, живут они очень тяжело. Катя говорила, что ее мама работает учительницей и на ее зарплату они могут только еле-еле прокормиться. Одежда и другие покупки — для них роскошь. Вот я и отдал Кате твою курточку, чтобы она маме подарила.

— А мама не удивилась такому подарку?
— Мы все продумали. Катя сказала, что экономила на обедах и собрала деньги. И куртка, якобы, из секонд-хенда.
— Разумно, — произнес муж. — Это все?
— Нет, — признался Кирюшка. — Еще мамина осенняя курточка. Отдал Юле из нашего двора. Там папа умер, помочь некому. Потом свитер — Оксане. И твою шубку — Марине.
— Ка-ка-какую шубку?! — выдавила я.
— Ну, такая рыженькая! Ты еще называла этот мех — шанхайский барс и говорила, что он клочьями лезет.
— Я шутила!!! — Меня зашатало. — Сынок! Это ведь норка! Настоящая! Кому?!
— Сонечке. Мы на плавание вместе ходим. Там тоже папа…
— Все! — перебила его я. — Не хочу больше ничего слушать! Веди нас к Сонечке. Прощаю тебе все, кроме шубы…

Слава богу, все закончилось хорошо. Мама Сони выслушала нас, и мы потом долго смеялись над детьми. Оказалось, что она и сама не знала, что делать с шубой. В то, что Соня купила ее в секонд-хенде, она не поверила ни на секунду. Не подозревать же девятилетнюю дочь в воровстве? Так что мы пришли вовремя. А когда вышли от Сониной мамы, Виталик взял сына за руку и сказал:

— Я смотрю, ты не только местный Робин Гуд, а еще и Дон Жуан!

Сын улыбался, но не шутке, которую не понял, а тому, что все хорошо закончилось. Чтобы унять свои порывы, Кирюша теперь ходит по выходным в социальный центр. Читает старикам книжки, разговаривает с ними и, конечно, относит кое-что из нашей с мужем одежды. Но уже с родительского согласия.

А тетя Наташа ходит в моем костюме почти круглый год. Даже зимой одевает курточку под телогрейку. И рассказывает всем о тайном поклоннике. Кстати, недавно видела Катину маму. Она была в моей ветровке…

ИРИНА, 32 года

После ремонта в Вашей гостиной чего-то не хватает? Журнальные столики от лучших производителей по самым выгодным ценам. Рекомендуем посетить и просмотреть все варианты!

Читайте так же:
Оставить комментарий