Реклама
Интервью знаменитостей
Психология

Папенькин сынок в поисках любви

DXqmL2KOt9cВозможно, кто-то скажет, что я очень странная женщина: не хочу выходить замуж за любимого мужчину. А ведь мне уже тридцать лет, и за течами имеется печальный опыт семейной жизни. Обожглась когда-то, а сейчас вот боюсь…

Мой муж, такой, казалось, идеальный до свадьбы, оказался деспотом — ревнивым, скаредным, злобным. Я многое ему прощала, потому что очень любила. Но уже через два года выяснилось, что правду говорят: от любви до ненависти один шаг. Подала на развод и потом еще долгое время на мужчин смотреть не могла, чем сильно огорчала свою маму. — Что ты себе думаешь? Ведь не девочка уже, — ворчала она. — Надо было терпеть. А теперь что? Ни детей, ни мужа. Но меня мое одиночество не удручало.

Наученная горьким опытом, теперь считала себя мудрой и верила, что фортуна еще улыбнется мне, и встретится на моем жизненном пути настоящий мужчина. Только со штампом в паспорте спешить не буду. Гражданский брак — идеальный вариант.

Евгений появился в моей жизни, словно по мановению волшебной палочки — в очень ответственный для меня момент. Я решила продать свою старую квартиру, доставшуюся мне от бабушки, и купить новую, в кредит. Обратилась в агентство недвижимости, которое очень хвалили. Его владельцем оказался Женя. Наверное, я ему сразу понравилась — он не стал меня прикреплять ни к одному своему маклеру и занялся мною сам, Евгений не был похож на классического клерка, застегнутого на все пуговицы. Стройный, подтянутый, темноволосый с легкой проседью на висках. Джинсы, полосатая тенниска. Он, безусловно, располагал к себе — своим видом, грамотной речью и каким-то неуловимым обаянием.

«Наверное, будет клеиться, — не без удовольствия подумала я. Но тут же себя одернула: — Не поддаваться! На вид ему лет тридцать пять. Наверняка женат. Нам такие не нужны!»

Но уже через неделю, когда мы с Евгением отсмотрели дюжину квартир, когда он уже поддерживал меня под локоток и называл Верочкой, я была приглашена в ресторан и там за ужином узнала, что Женя не женат и никогда к своим тридцати шести женат не был. Правда, один длительный роман все- таки имел место и дело даже дошло до свадьбы, но в последний момент все почему-то расстроилось. Они расстались, и я постеснялась спросить почему. Живет он с папой, который его вырастил, единственный сын, а мама умерла, когда Жене было два года. Папа больше не женился, хотя любовницы у него, конечно, были, и всю жизнь посвятил воспитанию сына. Своей карьерой Евгений тоже обязан отцу: после окончания школы тот пристроил сына в юридический, чтобы впоследствии передать ему свое агентство недвижимости. Так оно и случилось после того, как отец перенес обширный инфаркт и удалился от дел. А вообще-то у Жени была мечта стать археологом, но против желания отца он пойти все же не решился.

Скажу честно, мне очень нравились Женина искренность, открытость и откровенность. Импонировала и такая тесная связь с отцом. Я поняла, что между ними настоящая мужская дружба…

После неудачного замужества мне не хотелось опять идти под венец.

Вот так мы стали встречаться. У меня наконец-то началась светлая полоса в жизни. Я просто потеряла голову от Жени. Мой нудный квартирный вопрос быстро и удачно решился — конечно, с помощью любимого. Он был заботлив, нежен, внимателен, галантен и… состоятелен, что тоже немаловажно. Имел прекрасное чувство юмора и уйму разнообразных интересов. Мы во многом были похожи и понимали друг друга буквально с полуслова.

Встречались у меня, в моей новой квартире. Наш секс был великолепен. И как же мне грустно становилось, когда после любовных утех Женя, потягиваясь, нехотя вылезал из постели, одевался, нежно целовал меня и уходил.

— Женюша, ну останься на ночь, — просила его. — Тебя же не ждут там семеро по лавкам. Я не хочу тебя отпускать.

— Верунчик, я сам не хочу уходить от тебя, поверь. Но не могу. Ты же знаешь, у папы больное сердце. В любой момент может беда случиться. Я всегда должен быть рядом, поблизости.
— Так вы же обеспеченные люди. Ты можешь нанять ему сиделку и переехать жить ко мне. А папу мы будем вместе навещать. Почему не сделать так?
— Верочка, ты с ума сошла! — пугался Женя. — Чтобы за папой ухаживал посторонний человек при живом-то сыне?! Это невозможно.
— Значит, мы никогда не будем жить вместе? — чуть не плакала я.
— Почему? Мы обязательно поженимся, моя хорошая. И будем жить вместе, у нас с папой. Там места хватит. Но пока еще рано об этом говорить.
— Но, во-первых, я не хочу сразу расписываться, — теперь наступала моя очередь пугаться. — А во-вторых, вовсе не собираюсь жить с твоим папой. Прости.
— Но у нас же двухэтажный особняк, — удивлялся Женя. — Там множество комнат. А твою квартиру сдадим.

Меня ужасно расстраивали такие разговоры. Я только-только свила себе уютное гнездышко в новой квартире и очень его полюбила. Сдавать? Никогда! Иногда, редко-редко, Женя все-таки оставался у меня ночевать. Это был настоящий праздник для нас обоих.

— Сегодня гуляем до утра! — довольно объявлял Женька. — К отцу тетушка приехала. Тетя Зина, родная сестра его папы, жила на другом конце города, была тоже весьма пожилой и приезжала в гости редко.
Я чувствовала, как Жене хорошо со мной, в моем доме. Он действительно любил меня, это было очевидно.

— A-а! Была не была! — провозглашал он иногда решительно. — А устроим-ка мы себе сегодня тетю Зину!

Это означало, что тетя Зина не приехала, но ему решительно неохота на ночь глядя тащиться домой. При этом мой любимый звонил отцу и, неизменно справившись у него о здоровье, говорил нечто для меня непонятное:
— Папуль, ну, я сегодня у Ромки. Да-да, крышу доделываем. Устали, как собаки.
— Слушай, Жень, а кто такой Ромка и какая такая крыша? — однажды решилась спросить я любимого.
— Да ты понимаешь, — объяснил он. — Папа пока не знает, что у меня есть ты. Вот я и вру ему, что помогаю своему другу Ромке строить дачу.
— А почему папа до сих пор не знает, что у тебя есть я?— мой вопрос был вполне правомерным.
— Не хочу преждевременно волновать его, — ответил Женя. — Знаешь, он терпеть не мог мою бывшую невесту. Был категорически против нашей свадьбы.
— Но почему?! — изумилась я. — Ведь ты вполне созрел для брака.
— Папа считал, что она не созрела. Нина была на одиннадцать лет младше меня и хотела, чтобы мы не сразу заводили детей, а пожили несколько лет для себя.

Почти никогда Женя не оставался у меня на ночь – торопился к папе.

А папе не терпелось дождаться внуков. И потом, ему не нравилась Нина. Он считал, что у нас с ней слишком большая разница в возрасте, и такая жена непременно со временем станет мне изменять. Нам пришлось расстаться.

«Спасибо папе, — промелькнуло у меня в голове. — Случилась бы тогда эта свадьба, и не было бы у меня сейчас Женьки. Конечно, я ему больше подхожу и наверняка понравлюсь его отцу».

— А почему бы тебе нас с папой не познакомить? — осмелилась я спросить. — Мне кажется, пора бы — мы с тобой уже встречаемся целых полгода.

— Да я и сам об этом думаю, — признался Женя. — Только волнуюсь очень. Особняк, в котором жили Женя с отцом, был элегантен и обустроен по последнему слову моды. Его окружали фруктовые деревья, ухоженные клумбы, аккуратно подстриженные кусты. «Да-а, — подумала я, — шикарно у них здесь. Наверное, эта Ниночка локти кусает от того, что упустила такого завидного жениха». Женин отец встретил нас в элегантном домашнем костюме. Это был импозантный седовласый старик лет семидесяти. Уже по его лицу было видно, что это человек весьма властный.

— Привет, папуль! — Женя чмокнул отца в гладковыбритую щеку. — Как ты себя чувствуешь? Вот, познакомься, это Вера. Мужчина посмотрел на меня так пристально, что у меня мороз пробежал по коже. Да, с таким не забалуешь!

Мы прошли в нарядную гостиную. Роберт Борисович так звали Жениного отца — предложил мне присесть в мягкое кожаное кресло, сам уселся напротив в такое же.
— Женя, организуй нам легкий ужин, — распорядился он.— А мы тут е Верочкой пока побеседуем.
— Конечно, папа, — послушно ответил Женя и поспешил удалиться на кухню. Я, как на экзамене перед учителем, выпрямив спину, с вопрошающей готовностью смотрела на Роберта Борисовича.
— Ну-с, барышня, — начал он, — мне сын кое-что рассказывал о вас. Значит, вы уже были замужем, не так ли?
— Да, была, — волнуясь, ответила я. — Но наш брак оказался неудачным. Почему, позвольте спросить? — строго прищурился старик. — Лично я не одобряю разводы. Это очень нехорошо.
— Мой муж… э… как бы вам сказать, ну, он оказался непорядочным человеком.
— И в чем же это, интересно, выражалось? — Роберт Борисович нахмурился.
— Он был сильно ревнив. Несколько раз даже поднял на меня руку.
— Может, у него были для этого основания? Вы давали ему повод?
— Нет, ну что вы! — Я покраснела.
— Так, так… Хорошо. Ну, а какие у вас виды на моего сына? Только честно.
— Виды? — Мне стало жарко. — Мы с Женей любим друг друга. И хотели бы пожить вместе у меня. Так сказать, сначала притереться друг к другу…
— Это исключено! — решительно перебил меня Роберт Борисович. — Я человек старой формации и не приветствую таких вариантов. Мужчина и женщина должны жить вместе только в законном браке. Это раз. Второе. Жена моего сына будет жить только в нашем доме.
— Но…
— Никаких «но». И еще одно мое непременное условие. Через год после свадьбы у сына должен появиться первенец.

Я подавленно молчала. Ситуацию немного разрядил вошедший с подносом Женя. Наверное, он сразу понял, что тут происходит, потому что поспешно сказал нарочито непринужденным тоном:
— Ну что, все за стол? Надо же выпить за знакомство, правда ведь?
Весь вечер я просидела как на иголках и смотрела на Роберта Борисовича словно кролик на удава. Насколько мне было легко наедине е Женькой, настолько же мучительно в присутствии этого своевольного и сурового старикашки.

Женька был под полным влиянием своего отца, очень властного человека.

— Ну, как тебе мой батя? — с гордостью спросил Женя, когда вез меня на машине домой. — Правда, мировой мужик?
— Д-да… — выдавила я из себя. — Только… Знаешь, Жень, я наверное, не смогу с ним ужиться. Жесткий он человек.
— Привыкнешь! — довольно отмахнулся он. — Нельзя судить по первой встрече. Перед сном я позвонила своей маме и подробно рассказала ей обо всем.

Она то и дело перебивала меня восторженными возгласами.

— Как я рада за тебя, девочка моя! Считай, ты выиграла в лотерею миллион!
— Мам, но этот Роберт Борисович такой авторитарный. Женька его во всем слушается, как ребенок, — возражала я.
— Слушается — значит, хороший сын. Хороший сын — значит, отличным мужем будет, — не хотела меня понять мама. — Цени то, что само в руки идет.

При следующей встрече Женя подарил мне обручальное колечко.

— Все решено! — радостно воскликнул он. — Папа дал добро на нашу свадьбу. Едем подавать заявление.

И я сдалась под его радостным напором.

— Только, конечно, без пышной свадьбы, правда, Жень? — спросила, когда мы возвращались из загса. — Соберем только родных и самых близких друзей.
— Что?! — Мы медленно шли через парк и, услышав эти слова, он даже остановился. — Вера! О чем ты говоришь? Об этом не может быть даже речи. У нас все должно быть, как у людей. И по первому разряду. Иначе папа не согласится!
— Но зачем нам эта показуха?
— Это не показуха, а дело престижа.
— Ты еще заставь меня белое платье надеть с фатой, — иронично заметила я.
— Конечно заставлю, а ты как думала? — воскликнул Женька. — Пойми: у тебя уже была одна свадьба. А у меня — нет. Папа так и сказал: самое дорогое платье, самый дорогой костюм.

— Да что ты заладил: папа, папа! — взорвалась наконец я. — У тебя что, своей головы на плечах нет? Ведешь себя, как маленький мальчик.
— Вера, папа для меня — самый дорогой человек на свете. Ну, и ты теперь, конечно. Он воспитал меня. Ему я обязан многим. Сейчас он старый, тяжелобольной человек. Я не могу пойти против его воли, пойми же ты, наконец.

Я промолчала. Будто бы смирилась. Ладно, пусть будет все, как он скажет. Но червячок сомнения точил меня все больше. И тогда я решила, что делать. Нашла телефон Нины, бывшей Жениной невесты — она работала дизайнером по интерьерам в известной фирме. Представилась, попросила о встрече. Та не заставила себя уговаривать.

— Наверное, не следовало бы вмешиваться, — задумчиво сказала Нина, когда мы устроились с кофе в маленьком кафе. — Я вас не знаю, и мне нет никакого дела до вашей жизни. Но по- человечески все-таки вас жалко.
— Прошу, скажите всю правду. Почему вы расстались? У меня через месяц свадьба с Женей, а мне все меньше этого хочется, — взмолилась я.

Вначале казалось, что Женя — идеал, воплощение моей мечты. И только перед самой свадьбой я поняла, кто он на самом деле — типичный папенькин сынок. Бесхребетный слюнтяй, который без указания отца и шагу ступить не может. Тот манипулирует им, как хочет. И главное — Женю не перевоспитать, Слишком поздно. С ним не жизнь будет кабала. А отец его просто невыносим. Придя домой, я долго и горько плакала, вспоминала все детали, которые меня смущали, но я на них закрывала глаза. Нет, нет и нет. Свадьбы не будет!

наконец-то нашли любовь всей жизни? Тогда пришло время жениться! К Вашему вниманию Eli’s brides — свадебное агенство с лучшими профессионалами. Рекомендуем для сотрудничества!

Читайте так же:
Оставить комментарий

*